You are viewing krestiann

Previous Entry | Next Entry

Советские и марксистские историки, говоря о причинах победы большевиков осенью 1917 г., обычно исходят из случившегося факта и стремятся представить картину как «закономерный процесс», а победу большевиков как «историческую предопределенность». Между тем никакой предопределенности не было, а реализовался один из ряда вариантов, причем имеющий не самые большие шансы на успех.
Первое, на что следует обратить внимание, это то, что руководство большевистской партии до весны 1917 г. представляло из себя контрэлитную группу (здесь ее статус можно сравнивать с положением партийных лидеров ряда других партий).
С 1905 г. (точка отсчета так называемый октябрьский манифест) начинается процесс трансформации политического режима. Сам политический режим в Российской империи до 1905 г. обозначался понятием «самодержавие», что попросту можно считать русским переводом понятия «авторитаризм». Одним из признаков трансформации являлось признание права некоторых партийных «контрэлитных» групп (а элитой в Российской империи являлась верхушка дворянского сословия) на участие в политике, т. е. право участвовать в исполнении некоторых функций власти, влиянии на власть и принимать участие в распределении и перераспределении национальных ресурсов. Конечно, эти права у «недворянской элиты» были ограничены, т. к. только у дворянского сословия оставалось монопольное право собственности на землю. Лишь, начиная с 1906 г. (речь идет о столыпинской реформе) определенные права получили земледельцы (крестьяне), которые в силу малоземелья в европейской России и определенного общинного уклада не сильно спешили воспользоваться ими. В силу аграрного характера российского общества земля была самым важным ресурсом. Контроль над ним являлся основой власти тогдашней имперской (дворянской) элиты.
Политические «правила игры» ставили очень узкие рамки, единственным «полем», на котором могли действовать тогдашние интегрирующиеся в политическую элиту различные группы была Государственная дума, выборы в которую были ни всеобщими, ни равными (шли по сословным куриям с различной нормой представительства от каждой курии).
Февральские события 1917 г. привели к тому, что за всеми без исключения группами, претендующими на право интегрироваться в политическую элиту империи (с сентября 1917 г. уже республики) оно, это право, было признано. При этом негласно, исходя из традиций и определенных национальных ценностей, были приняты «новые правила игры», о которых скажем ниже.
Февральская революция в большей степени удалась из-за позиции как руководства Государственной Думы, так и окружения императора Николая II. В условиях начавшихся волнений в столице, положения на фронте, разложения части армии, власти просто не решились на решительные репрессивные действия (хотя попытки силового решения проблем со стороны командования столичного гарнизона имели место). Именно окружение императора, прежде всего представители генералитета уговорили его отречься от престола в пользу Михаила. Последний в свою очередь отрекся сам в силу своих убеждений. Поэтому режим, сложившийся в результате февральских событий явился временным компромиссом.
Думский комитет, состоящий из представителей наиболее крупных фракций сформировал Временное правительство, большинство в котором составляли кадеты. Впоследствии состав правительства менялся трижды и становился все более левым за счет роста числа представителей эсеров и меньшевиков. Смене состава Временного правительства каждый раз предшествовали кризисы. Решение по изменению состава Правительства принимали лидеры тех партий, которые имели самые большие фракции в последнем составе Думы.
Целью Временного правительства являлось удержание ситуации в стране и на фронте (с вступлением в войну США в марте 1917 г. и истощением ресурсов Германии стало ясно, что перспективы победы у держав Тройственного союза нет), создание благоприятных условий для подготовки и проведения выборов в Учредительное собрание, которое фактически должно было избираться общим тайным и равным голосованием. Жители страны должны были голосовать за партийные списки (так называемая пропорциональная система). Его задачей должно было являться принятие основ государственного строя России. Проведение выборов в этот орган планировалось на ноябрь 1917 г.
Наряду с Временным правительством были созданы Советы, в которых активное участие приняли левые партии, в частности эсеры и меньшевики, в результате сложилось так называемое «двоевластие». К ним присоединились и большевики. Советы формировались по «сословному» принципу: были советы рабочих, крестьянских, солдатских, позже казачьих депутатов. Не смотря на то, что большинство революционных и реформистских партий было настроено на отмену сословий, иного подхода пока в условиях Российской «постимперии» не могло быть.
По большому счету Советы действовали как органы самоуправления, т. е. занимались в большей степени текущими вопросами жизни. Однако, предполагалось проводить съезды Советов на более высоком уровне. На данные съезды съезжались делегаты от съездов более низких уровней, т. е. существовала многоступенчатая система отбора делегатов. «Сословные» Советы проводили свои съезды вплоть до всероссийских, эти съезды и их исполнительные комитеты, которые работали на постоянной основе, уже принимали политические решения. В июне 1917 г. был проведен первый всероссийский съезд Советов, на котором были делегаты от съездов Советов всех «сословий». Главным итогом съезда стало формирование ВЦИК (всероссийского исполнительного комитета), который должен был действовать постоянно и осуществлять контроль за Временным правительством. На деле на ВЦИК решающее влияние оказывал столичный Петроградский Совет рабочих депутатов, который фактически с августа 1917 г. находился под влиянием большевиков.
О роли Советов шли дискуссии. Кто-то видел их в роли парламента, т. е. законодательного органа, кто-то считал, что Советы должны были формировать правительство. Последней точки зрения в самом радикальном ее варианте придерживались большевики (известен их лозунг «Вся власть Советам»).
На деле вся система Советов и процедура осуществления ими своих функций выглядели следующим образом: Советы рабочих и крестьянских депутатов проводили свои решения в основном по вопросам местного самоуправления, Советы солдатских депутатов занимались контролем над армией, часто их решения шли вразрез с решениями армейского и флотского командования. В целом они никак не влияли на формирование правительства и фактически не занимались законодательной деятельностью. Более того, меньшевики и эсеры, которые первоначально составляли во всех Советах большинство постепенно уходили из них, перемещая центр тяжести своей деятельности во Временное правительство, оставляя большевикам и более радикально настроенным партиям свободную «политическую нишу», чем последние смогли воспользоваться сполна. Именно при Петроградском Совете был создан орган восстания, военно-революционный комитет (ВРК), в который кроме большевиков вошли и левые эсеры. Этот орган провел 25 – 26 октября вооруженный переворот и «передал» власть второму всероссийскому съезду Советов. Этот второй всероссийский съезд Советов большевики использовали для легализации, точнее легитимизации вооруженного переворота. Это, не смотря на то, что значительная часть делегатов от меньшевиков и правых эсеров в знак протеста покинули съезд. Выигрыш был, однако в том, что сначала переворот произошел «де-факто». Лидеры большевиков, в первую очередь В. Ленин и Л. Троцкий именно так и планировали, т. к. добиться от съезда санкции на вооруженное восстание вряд ли удалось. Этот элемент тактики, о которой мы скажем ниже еще раз, был очень сильным в общей цепи стратегических действий большевиков, по крайней мере они добились двух целей: 1) то, что их приход к власти значительной частью населения был принят или благосклонно или равнодушно, по крайней мере не враждебно; 2) среди их противников успех переворота вызвал смятение, если учесть, что потенциальный «антибольшевистский фронт» был очень неоднороден, то это смятение только усилило хаос, царивший в политической жизни России. Добавим, что у большевиков было достаточно средств для массовой дезинформации населения о событиях, связанных с восстанием и вторым съездом Советов. Кроме того данный съезд принял популярные (сейчас бы сказали популистские) решения (декреты о земле и о мире), которые при всем этом носили чисто демагогический характер.
Второй момент связан с ресурсами. В свое время руководство большевистской фракции еще в составе единой с меньшевиками РСДРП, могло временами сосредоточивать в своих руках колоссальные денежные средства, счет при этом шел на сотни тысяч и миллионы рублей. Если раньше партийная касса формировалась за счет «эксов» (грабежей) и богатых «спонсоров», то с началом войны был найден еще один источник: денежные средства германских спецслужб. Основными статьями расходов в 1917 г. являлись: 1) содержание руководителей большевиков; 2) издание ряда газет и других агитационных материалов; 3) закупка оружия; 4) вербовка людей для проведения массовых мероприятий (митингов и демонстраций); 5) «аренда» конспиративных квартир и других помещений для нужд организации.
Сейчас трудно говорить об объемах средств, которыми располагали другие партии, но можно предположить, что возможности большевиков на этот счет были не меньше чем у других партий, если рассматривать их по отдельности, а не в совокупности. При этом большевики использовали свои ресурсы эффективнее.
Несколько слов о «шпионаже» большевиков в пользу Германии. Большевистские лидеры как источники важной политической или военной информации стратегического характера не представляли интереса для германских спецслужб, их предполагалось использовать как дезорганизующий элемент. В случае прихода большевиков к власти планировалось заключение мира и получение доступа к сырьевым ресурсам России. В литературе есть упоминание, что субсидии от германских спецслужб получали и другие партии (в частности эсеры), которые, правда не пошли по пути разложения армии и заключения сепаратного мира с Германией. Возможно, этим объясняется нерешительность и низкая активность Временного правительства в деле поиска лидеров большевиков (в первую очередь В. Ленина и Л. Троцкого) с целью их ареста летом-осенью 1917 г.
С вышесказанным связан вопрос о социальной поддержке большевиков, т. е. готовностью части населения предоставить им в распоряжение свои личные и материальные ресурсы. Здесь нужно учесть тот момент, что среди населения столицы их поддерживал сравнительно небольшой процент. Главная опора большевиков – некоторые части петроградского гарнизона и части балтийского флота. Это были вооруженные массы, достаточно разложенные антивоенной пропагандой. Именно отряды революционных солдат вместе с отрядами матросов, поддержанные небольшими формирования так называемой «красной гвардии» (аналог рабочей национальной гвардии во время революционных событий во Франции) и совершили основные действия по взятию под контроль стратегически важных городских объектов (мосты, почта, телеграф, телефонные узлы связи). В литературе встречаются свидетельства, что в восстании приняли участие и некоторые «интернационалисты», в первую очередь из числа пленных немцев. Руководителей ВРК инструктировали представители германской военной разведки, которые действовали на территории России нелегально.
Третий момент относится к грамотной тактике восстания. Эта грамотность заключалась в трех позициях: 1) правильно были выбраны объекты, над которыми устанавливался контроль, это транспортные узлы и узлы связи, таким образом, был установлен контроль над материальными и информационными потоками (ресурсами), а также был взят Зимний дворец, на тот момент резиденция Временного правительства, что обезглавило силы, которые могли оказать сопротивление большевикам; 2) создан перевес в силах именно в данных пунктах. В этом плане у нас принято цитировать письма В. Ленина, направленные ЦК РСДРП (б), которые в собрании сочинений озаглавлены как «Советы постороннего» и «Марксизм и восстание»; 3) наконец, большевики довольно эффективно приняли популярные решения (декреты «О мире» и «О земле»), создав иллюзию о том, что все партии только «говорят», а они (большевики) «делают», таким образом, на какое-то время они получили поддержку, пусть только моральную со стороны значительной части населения.
Четвертый момент относится больше к общим вопросам выбора стратегии и тактических шагов. Большевики, в целом принимая политические «правила игры», пользовались ими до того момента пока им это было выгодно. В отличие от лидеров эсеров, меньшевиков, кадетов и других «респектабельных» партий, большевистская верхушка как только наступал удобный момент шла на нарушение этих правил, т. е. стремилась применить вооруженную силу и спровоцировать столкновения, которые в зародыше содержали угрозу гражданской войны, чего старались избежать лидеры других партий, за исключением небольших радикально настроенных, которые поддержали вооруженный переворот, произведенный большевиками. Это с одной стороны.
С другой, и это можно отметить как пятый пункт в нашей аргументации, оппоненты большевиков, те же эсеры и меньшевики, в меньшей степени кадеты, сами были снисходительны к их «проступкам».
Нерешительность временного правительства, в котором к осени 1917 г. преобладали эсеры можно объяснить несколькими причинами.
Первое. Это нестабильная ситуация, кризис, который носил системный характер и проявлялся в различных сферах жизни, в первую очередь экономике и политике. Временному правительству нужно было искать поддержку, а большевики многими рассматривались как один из отрядов революционного движения, как потенциальные соратники (наряду с меньшевиками и другими силами), конечно, с учетом того, что среди руководства большевистской партии есть экстремисты, в частности В. Ленин. Видимо, среди политического руководства страны на тот момент довлела идея о создании единого «демократического фронта» (фронт, правда, это уже из лексикона 30х г. г.), который мог бы противостоять в Учредительном собрании «силам реакции». Скорее всего этот фронт замышлялся как широкая коалиция, на правом фланге которой должны находится кадеты, на крайнем левом, большевики. Такой подход еще в большей степени соответствовал программным установкам меньшевиков с их идеей о первом демократическом этапе революции и отсутствием в России условий для социалистической революции в связи с ее отсталостью. Надо учесть, что меньшевики были когда-то с большевиками в единой партии, лидеры в основном были лично знакомы друг с другом.
Второе. Многие просто не верили, что восстание приведет к успеху, т. к. процесс политического урегулирования, хотя и медленно, но шел, а две попытки мятежей (большевистский в июле и корниловский в августе) провалились, да и попытки восстаний в ходе предыдущей революции 1905 г. также были неудачными. Да и зачем было нужно восстание, если монархия свергнута, установлена реальная демократия, и нужно было готовиться к выборам в Учредительное собрание. Видимо такая точка зрения экстраполировалась и на лидеров большевиков.
Не исключено также, что лидеры эсеров и меньшевиков просто боялись решительными репрессивными действиями спровоцировать вооруженное выступление радикальных элементов. Возможно, здесь сказалось общее революционное прошлое, личные связи между лидерами (хотя бы общение в эмиграции), то же сотрудничество в августе в вопросе о подавлении «корниловского мятежа», кроме того, большевики в той или иной мере принимают участие в ряде официальных мероприятий типа Демократического совещания и работе так называемого Предпарламента. Правда это участие больше сводится к дискредитации данных мероприятий и обострению ситуации. Отметим еще раз, что и среди большевистского руководства на тот момент не было однозначного отношения ни к вооруженному восстанию, ни к Учредительному собранию, ни к вопросу сотрудничества с другими политическими силами.
Похоже, также, что радикальные заявления большевиков не воспринимались всерьез, может они представлялись чудачеством или «политическим эпатажем». Меры по предотвращению восстания не принимались до последнего момента, хотя, казалось бы, информации о планах большевиков было более чем достаточно. Не говоря о разногласиях в ЦК (вспомним позицию Г. Зиновьева и Л. Каменева, которую они выразили в открытой печати), вполне легально (насколько можно было говорить о легальности в условиях кризиса) был сформирован и действовал ВРК, который являлся органом Петросовета.
Надо учесть и еще один важный фактор. Большевики не воспрепятствовали проведению выборов в Учредительное собрание (ноябрь 1917 г.). Трудно сказать о мотивации таких действий, скорее всего они не решились противиться идее, которая была популярна среди значительной части населения России. Такой ход оказался тактически выигрышным: многие противники большевиков считали, что Учредительное собрание, в котором большевики не будут иметь большинства и противопоставят себя остальным фракциям, просто отменит все результаты октябрьского переворота. В силу этого многие лидеры тех же эсеров свою энергию направили на предвыборную агитацию, а не на организацию реального вооруженного сопротивления большевистской власти. То же можно отнести и к другим партиям. В целом же это дало лидерам большевиков почти двухмесячную фору.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
yanradiy
Nov. 8th, 2013 07:29 pm (UTC)
Октябрь 1917 года
Большевики взяли Зимний по решению Питерского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Советам надоела брехня и лицемерие моральных уродов из Временного Правительства, которые не выполняли договоренностей по прекращению кровопролитной бойни Первой Мировой и налаживанию нормальной жизни. А все эти писульски моральных уродов про октябрьский переворот годны только в сортире, да и то если бумага будет не жесткой
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

krestiann
krestiann

Latest Month

August 2014
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel